spey: (Default)
Удивительно, насколько точно и тонко женщина описывает переживания, мысли и мотивы взрослого мужчины. Как будто в голову к нему залезла. Также очень наглядно выписана созависимость, просто как хрестоматию можно использовать. Вот эти все "вместе невозможно, и врозь никак". Очень хороший психолог Франсуаза Саган, так-то. Судя по просмотренной мельком биографии, весёлая была тётя. :-) Разбивалась на машине, бухала, год условно за хранение... :-)))
spey: (Default)
***
Любой долг мы выплачиваем самим себе. В каждом из нас сидит кредитор и должник одновременно. Главное — уравновесить этот счёт. Мы приходим в мир как частица данной нам жизни, а потом всё время только и знаем, что расплачиваемся за это. С самим собою. Для того, чтобы в конце концов сошёлся баланс.

***
Страдать не хочет никто. А ведь это — удел каждого. Просто некоторые страдают сильнее. Не обязательно по собственному выбору. Дело не в том, что ты терпишь страдания. Дело в том, как ты их терпишь.
spey: (Default)
Хотел написать про то, что дали зарплату с премией 7-го числа, и я меньше чем за неделю потратил под 4к грн. На болячки. Но не буду. :-)

Напишу лучше про нестареющую классику. Послушал в виде аудиокниги, мощь! Желязны удалось просто идеально слить религию, мистику и научную фантастику в единое целое. Книга абсолютно не теряет своей актуальности даже в нашем наступившем "техногенном будущем". Написана она в 1967 году, охренеть! Ну, может потому не теряет, что не такое уж у нас и "будущее", чтобы прямо там. Я не считаю, что с 1967 года случились какие-то там мега-прорывы в науке и технике. Хеликобактер Пилори разве что лечить научились, остальное всё суета и томление духа. Все эти гаджеты... Ху-е-та. Ну да не суть.

При прослушивании последних глав аж проняло. Не знаю, почему, но вштырило хорошо.

— Ветер мчит на юг и вновь возвращается на север. Весь мир — круговращение, и следует ветер его круговороту. Все реки текут в море, и однако, море не переполняется. К истоку рек возвращаются вновь их воды. То, что было, это то, что будет; то, что свершено, будет свершено. Нет воспоминаний о бывшем, и не будет воспоминаний о том, что будет с теми, кто придет позже…

А песню одной из моих любимых групп всё равно поставлю. :-D

spey: (Default)
В 1960-е годы швейцарский психолог Жан Пиаже приехал в Америку, чтобы поделиться своей теорией о стадиях развития ребенка. После каждой лекции кто-то из присутствующих неизменно задавал ему один и тот же вопрос, который сам Пиаже впоследствии окрестил «американским»: как ускорить развитие, быстрее проходить эти стадии?

«А зачем вам это нужно?» — удивлялся он. По его мнению, форсировать обучение ребенка нежелательно, да и невозможно. Дети проходят фазы развития в определенном темпе, руководствуясь внутренними ритмами.

«Американский вопрос» объясняет главное различие между французскими и другими родителями, не только американскими. Многие считают своим долгом подталкивать детей, стимулировать их, силой поднимать на новый уровень развития. Нам кажется, что чем быстрее наши дети развиваются, тем лучшими родителями мы являемся. В английском игровом центре некоторые мамочки хвастаются тем, что их дети берут уроки музыки или ходят еще в один центр развития — португальский. При этом часто скрывают, где именно проходят эти занятия, чтобы больше никто не мог записать туда своих детей. Эти мамы вряд ли признаются, что стремятся перещеголять остальных, однако дух соперничества витает в воздухе.

А вот во Франции родители вовсе не лезут из кожи вон, чтобы их дети стали первыми. Не стремятся научить их читать, считать или плавать как можно раньше, не пытаются сделать из них гениев. В Париже у меня не было чувства, что все мы участвуем в гонке. Безусловно, мамы записывают своих детей на теннис, фехтование и английский. Но не бахвалятся этим как доказательством своего родительского превосходства. И не пытаются скрывать, какие именно центры посещают их дети, будто речь идет о секретном оружии. Во Франции детей водят в музыкальные школы по субботам вовсе не для того, чтобы активизировать какие-то там участки мозга: их водят, потому что детям это нравится. Как и наш инструктор по плаванию, французы считают, что важно «познакомиться» и «пробудить».

Всё оттуда же: Французские дети не плюются едой. Памела Друкерман.
spey: (Default)
Подумал, что никогда не будет у меня всё хорошо. Например, все мои женщины... Думаю, ничего не изменится в этом вопросе. Я их притягиваю просто, видимо. С травмами, с жёсткими мрачными зависимостями... Подобное притягивает подобное, удивляться нечему. Ну и в остальном тоже не будет. Слушаю группу Звери и грущу. :-))) Но от этого скорее хорошо. )

Кстати, впервые за хрен знает сколько времени что-то прочитал. Улисса не считаю, нихера не понял и не домучил ещё несколько страниц, надо будет ещё перечитывать, и вероятно не один раз. Прочитал "Здравствуй, грусть" :-) Франсуазы Саган. Ну такое, для девочек. :-) Понравилось, хороший стиль у неё.
spey: (Default)
Когда нашей дочери исполнилось полтора года, мы решили взять ее с собой в отпуск.

Выбираем прибрежный городок в нескольких часах езды на поезде от Парижа, где мы живем (мой муж — англичанин, я — американка), и бронируем номер с детской кроваткой. Дочка у нас пока одна, и нам кажется, что никаких сложностей не будет (какая наивность!). Завтрак у нас в гостинице, а обедать и ужинать придется в рыбных ресторанчиках в старом порту.

Очень скоро выясняется, что два похода в ресторан ежедневно с полуторагодовалым ребенком могут стать отдельным крутом ада. Еда — кусочек хлеба или что-нибудь жареное — увлекает нашу Бин лишь на пару минут, после чего она высыпает соль из солонки, рвет пакетики с сахаром и требует, чтобы ее спустили на пол с детского стульчика: ей хочется носиться по ресторану или убегать в сторону причала.

Наша тактика — есть как можно быстрее. Заказ делаем, не успев как следует усесться, и умоляем официанта поскорее принести хлеб, закуски и горячее — все блюда одновременно. Пока муж заглатывает рыбу кусками, я слежу, чтобы Бин не попала под ноги официанту и не утонула в море. Потом мы меняемся… Чаевые оставляем огромные, чтобы хоть как-то компенсировать чувство вины за горы салфеток и ошметки кальмаров на столе.

На обратном пути в гостиницу мы клянемся никогда больше не путешествовать и не заводить детей — ведь от этого сплошные несчастья. Наш отпуск ставит диагноз: жизнь, какой она была полтора года назад, кончена навсегда. Не знаю, почему нас это удивляет.

Выдержав несколько таких обедов и ужинов, я вдруг замечаю, что семьи французов за соседними столиками, пожалуй, не испытывают адских мук. Как ни странно, они-то как раз похожи на людей в отпуске! Французские дети, ровесники Бин, спокойно восседают на своих высоких стульчиках и ждут, пока им принесут еду. Они едят рыбу и даже овощи. Они не вопят и не хнычут. Вся семья ест сначала закуски, потом горячее. И не оставляет после себя горы мусора.

Хоть я и прожила во Франции несколько лет, объяснить это явление не могу. В Париже детей в ресторанах встретишь редко, да я к ним и не присматривалась. До родов я вообще не обращала внимания на чужих детей, а теперь смотрю в основном на своего ребенка. Но в нашем нынешнем бедственном положении не могу не заметить, что некоторые дети, похоже, ведут себя иначе.

Но почему? Неужели французские дети генетически спокойнее других? Может быть их заставляют подчиняться методом кнута и пряника? Или здесь сих пор в ходу старомодная воспитательная философия: «детей должно быть видно, но не слышно»?

Не думаю. Эти дети не кажутся запуганными. Они веселы, разговорчивы, любопытны. Их родители внимательны и заботливы. А над их столиками будто витает некая невидимая сила, заставляя вести себя цивилизованно. Подозреваю, что она управляет всей жизнью французских семей. Но полностью отсутствует в нашей.

Разница не только в поведении за столиком в ресторане. Например, я ни разу не видела, чтобы ребенок (не считая моего собственного) закатил истерику на детской площадке. Почему моим подругам-француженкам не приходится прерывать телефонные разговоры, когда их детям срочно что-то понадобилось? Почему их комнаты не оккупированы игрушечными домиками и кукольными кухнями, в отличие от наших? И это еще не все. Почему большинство известных мне детей-нефранцузов питается одними макаронами и рисом или ест только «детские» блюда (а их не так уж много), в то время как друзья моей дочки едят и рыбу, и овощи, да в общем все что угодно? Французские дети не хватают куски в перерывах между едой, довольствуясь полдником в определенное время. Как такое возможно?



Только начал читать. Взять можно здесь: http://mreadz.net/new/index.php?id=272018
Ну или тут в PDF: http://webuser.alkar.net/~css/Frantsuzskie_deti_ne_plyuyutsya_edoy.pdf
spey: (Default)
Сподобился прочитать. Неплохая книжка, прочитать стоит, тем более что чего там читать: пару вечеров без напряга. Но не зацепило. Сэлинджер "Над пропастью во ржи" (тоже недавно прочитал) круче, хотя тоже мне не близка. Как-то мимо кассы. Вот Чехов да, мощь.
Из всей книги выделил только одну цитату, хорошая. А всё остальное можно было бы и не писать, в общем-то. :-)

"Мне не так уж много и надо. Но я хочу, чтобы мне было хорошо. Я хочу простой и доброй жизни, в которой будет много хороших часов и много радости."

Как по мне, это совсем не мало. Мне людей, которым такое было дадено, видеть не доводилось, например.

О, мыШ залетела на балкон, пошёл ловить. Не, уже не надо, сама нашла выход, похоже.
spey: (Default)
Иванов. [...]Только что у вас у всех за манера? Пока мужчина здоров, силен и весел, вы не обращаете на него никакого внимания, но как только он покатил вниз по наклонной плоскости и стал Лазаря петь, вы вешаетесь ему на шею. Разве быть женой сильного и храброго человека хуже, чем быть сиделкой у какого-нибудь слезоточивого неудачника?

Саша. Хуже!

Иванов. Почему же? (Хохочет.) Не знает об этом Дарвин, а то бы он задал вам на орехи! Вы портите человеческую породу. По вашей милости на свете скоро будут рождаться одни только нытики и психопаты.

Саша. Мужчины многого не понимают. Всякой девушке скорее понравится неудачник, чем счастливец, потому что каждую соблазняет любовь деятельная... Понимаешь? Деятельная. Мужчины заняты делом, и потому у них любовь на третьем плане. Поговорить с женой, погулять с нею по саду, приятно провести время, на её могилке поплакать - вот и все. А у нас любовь - это жизнь. Я люблю тебя, это значит, что я мечтаю, как я излечу тебя от тоски, как пойду с тобою на край света... Ты на гору, и я на гору; ты в яму, и я в яму. Для меня, например, было бы большим счастьем всю ночь бумаги твои переписывать, или всю ночь сторожить, чтобы тебя не разбудил кто-нибудь, или идти с тобою пешком верст сто. Помню, года три назад, ты раз, во время молотьбы, пришел к нам весь в пыли, загорелый, измученный, и попросил пить. Принесла я тебе стакан, а ты уж лежишь на диване и спишь как убитый. Спал ты у нас полсуток, а я все время стояла за дверью и сторожила, чтобы кто не вошел. И так мне было хорошо! Чем больше труда, тем любовь лучше, то есть она, понимаешь ли, сильней чувствуется.

А.П. Чехов. Иванов.
spey: (Default)
Выношу из комментариев, потому что в слёзы просто. Уф...

http://www.ostrovok.de/old/classics/chekhov/story131.htm

Я знаю, что никто читать не будет, а вы знаете, что я всё равно запощу. ;-)
Там немного. )
spey: (Default)
Зря я не читал его в подростковом возрасте. :-)

[...]Вдруг она тихо и пронзительно вскрикнула "ай!" и схватила себя за юбку сзади.
Он вскочил:
— Что такое?
Она, упав головой в сено, зарыдала:
— Меня что-то страшно укусило там... Посмотрите, посмотрите скорее!
И откинула юбку на спину, сдернула с своего полного тела панталончики:
— Что там? Кровь?
— Да ровно ничего нет, Зоечка!
— Как нет? — крикнула она, опять зарыдав. Подуйте, подуйте, мне страшно больно!
И он, дунув, жадно поцеловал несколько раз в нежный холод широкой полноты ее зада. Она вскочила в сумасшедшем восторге,блестя глазами и слезами:
— Обманула, обманула, обманула! И вот вам за это страшный секрет: Титов дал ей отставку! Полную отставку! Мы с Гришкой все слышали в гостиной: они идут по балкону, мы сели на пол за креслами, а он ей и говорит, страшно оскорбительно: "Сударыня, я не из тех, кого можно водить за нос. И притом я вас не люблю. Полюблю, если заслужите, а пока никаких объяснений". Здорово? Так ей и надо!
И, вскочив, кинулась в дверь и вниз по лестнице.
Он посмотрел ей вслед:
— Я негодяй, которого мало повесить! — сказал он громко, еще чувствуя на своих губах ее тело.

"Зойка и Валерия"
spey: (Default)
Пожалуй, это всё-таки моя любимая часть. Уже перечитывал её больше пяти раз, перечитываю снова и буду перечитывать ещё не раз.
Мне очень нравится атмосфера сцен, в которых Высогота и Цири сидят в хате отшельника, стоящей среди болот и камышей, которую никто никогда не сможет найти, вычиняют шкуры при свете каганка и разговаривают. Очень, очень удалась Сапковскому эта идея, эти сцены и эта атмосфера. Меня просто пробирает до глубины души.
Можно было бы снять целый фильм только по этим сценам, отдельно от всего остального. Эх, я хотел бы когда-нибудь увидеть это на большом экране... Мечта, если хотите. :-)
spey: (Default)
Дочитываю Уолтона и сажусь за Сапковского. Перечитаю полностью весь ведьмачий цикл заново.

А когда по нему уже кино снимут, а? (Польский сериал не предлагать)
spey: (Default)
"Глава третья.
КАК ЛОВИТЬ И ГОТОВИТЬ ГОЛАВЛЯ."

:-D))) Не знаю, как вам, а мне почему-то смешно. :-)

Если голавля приготовить как обычно, он невкусен. Его не любят за то, что все его тело пронизано множеством тонких острых косточек, а мясо слишком мягкое и безвкусное, так как он ест водянистую пищу. Французы о нем такого низкого мнения, что называют его "дрянью". Несмотря на это, голавля можно приготовить так, что он будет очень вкусен, особенно если это крупная рыба. Готовить его надо следующим образом...
spey: (Default)
Блядь, в Сильпо чуть не отравили. Начал жрать сырок, а он пропавший. Посмотрел на дату – просроченный. Пойду разбираться в обед.

Ага, так вот. Купил сегодня книжку.

Заказал в yakaboo.ua вчера, сегодня утром принесли под дверь. Доставка 20 грн, деньги отдал курьеру. Охуенно. Почему все интернет-магазины (особенно нахлыстовые) не могут быть такими же приятными?!

Книга была впервые издана в 1653 году и в XVII веке издавалась 5 раз. «Искусный Рыболов» был переиздан 10 раз в 18-м веке, около 117 раз в 19 веке и около 40 раз в 20-м веке. Отдельное издание, выпущенное Кэсселом и его компанией в 1886 году, было продано в количестве 80000 экземпляров до 1914 года. Цитата из обращения к читателю:

Несмотря на то, что эта книга наверняка вызовет известные возражения, я все же не сомневаюсь, что при внимательном ее прочтении большинство читателей получат достаточно удовольствия и пользы, при условии, конечно, что они не слишком мрачные или занятые люди. Это все, что я могу сказать относительно качеств книги, предлагаемой для вашего рассмотрения и критики, однако если критика будет слишком суровой, то я, пользуясь правом автора, либо приму ее, либо буду желчную критику игнорировать.

Вот никуда раньше люди не спешили. Писали спокойно, широко и вдумчиво. А сейчас в 140 символов не уложился – лох.

Почитал немного биографию автора. Умудрился прожить до 90 лет, это в XVII веке. Любопытно, как тщательно раньше люди относились к некоторым вещам, например, к смерти. Чувак сел, написал подробнейшее завещание, и только после этого умер, буквально через несколько месяцев.

Среди вещей, упомянутых в завещании, были: одежда из хлопка и шерсти на 10 фунтов, золотые и серебряные монеты на 20 фунтов, лошадь — на 5 фунтов, и, конечно, рыболовные снасти и инструменты на 10 фунтов. Завещание Исаака Уолтона гласило, что два дома, на Патерностер Роу и Чэнсери Лэйн в Лондоне, отходят к его дочери и зятю. Книги в Винчестере и Дроксфорде были им оставлены дочери, кроме немногих, завещанных особо. Некоторые из них можно видеть в настоящее время в библиотеке кафедрального собора Солсбери [бляха муха, где библиотеки наших кафедральных соборов?!?], каноником которого впоследствии стал младший Исаак Уолтон. Не были забыты друзья и слуги, и, наконец, был составлен длинный список имен друзей и родственников, которые после кончины Уолтона получили траурные кольца с надписью: «Последнее прости от друзей на кончину Исаака Уолтона». Особое кольцо с надписью «Грош за миллион» было вручено епископу Морли. Сыну он оставил большой дом в Фарнхэм Кастл, ферму Норрингтон в Гемпшире и ферму Халфхед в Стаффордшире. Последняя была завещана сыну с условием, что если Исаак до 41 года не женится, то ферма отойдет к муниципалитету Стаффорда и годовой доход от нее будет использоватся для помощи городским беднякам. Это условие вступило в силу в 1694 году, и Уолтон даже после своей кончины долгое время помогал многим поколениям жителей Стаффорда. Каждый год двоих мальчиков из бедных семей отправляли учить ремеслу, невестам вручали один фунт стерлингов на свадьбу, и от пяти до десяти фунтов тратилось на покупку угля для нуждающихся в нем зимой.

И я вот иногда думаю о следующем. Мои прабабушки-прадедушки моим бабушкам-дедушкам нихера не оставили, по большому счёту. Ну у одного деда родители умерли в 33-м от голода, допустим, и он был беспризорником, но сути вопроса это не меняет. Мои бабушки-дедушки моим родителям тоже не оставили ничего. Одна из бабушек была вынуждена бросить дом, допустим, когда началась чеченская война, но сути вопроса это опять же не меняет. Мои родители оставят мне то же самое, то есть центральную часть бублика. Получается, что каждое наше поколение должно начинать с нуля, фактически. Не могу сказать, хорошо это или плохо, но как минимум это совсем не так, как в той же Англии XVII века.
spey: (Default)
Саша напомнил, давно хотел вам показать.

Джек Лондон, Безумие Джона Харнеда.
http://www.vita.org.ru/library/prose/jeklondon-madness.htm
spey: (Default)
В Бостоне проходила конференция иммигрантских писателей.
Живущая там вместе с мамой — влюбленной в литературу начитанной интеллигентной женщиной — писательница и журналистка Людмила Штерн пригласила на обед приехавшего из Парижа Виктора Некрасова. Некрасов согласился и попросил Довлатова составить ему компанию.

Сели за стол. Некрасов налил себе и Довлатову по полстакана водки. Выпили за здоровье мамы.
Мама:
— Виктор Платонович, вы знаете французский язык?
Некрасов:
— Очень хорошо. Я в детстве учил французский и долгое время жил у тети в Париже.
Снова налил полстакана себе и Сергею. Выпили за писателей, живущих в эмиграции.
Мама:
— Скажите, а у вас бывает ностальгия, тоскуете ли вы по России?
Некрасов:
— По разному бывает. С одной стороны, мне повезло, я живу в одном из величайших городов мира, рядом Лувр, Версаль, Собор Парижской Богоматери... С другой — я человек русской культуры, и, конечно, порой мне ее не хватает.
Налил. Выпили за великую русскую культуру.
Мама:
— А с кем вы общаетесь в Париже?
Некрасов:
— Я дружен с Пикассо, Ильей Эренбургом, Сартром. Также встречаюсь с Азнавуром, Морисом Шевалье и с другими молодыми талантливыми людьми.
Разлил и, уже без всякого тоста, влил в топку одним глотком.
Мама:
— Виктор Платонович, а кто ваш любимый писатель?
Некрасов (к Довлатову):
— Сережа, хорошо идет. Разливайте.
И к маме:
— Их несколько — Дидро, Жан Жак Руссо и Достоевский.
Опять без тоста заглотнул еще полстакана.
Мама:
— Виктор Платонович, вам можно позавидовать. Вы живете в городе такой культуры, занимаетесь любимым делом, встречаетесь с интересными людьми...
Некрасов, никому не наливая, сам врезал очередные полстакана. Помолчал.
— Знаете, мамаша, Париж, Лувр, Достоевский — это все хуйня. Вот под Сталинградом, помню: сидим в окопе. Ни хуя не жравши, мороз — минус тридцать, жопа к земле на хуй примерзла, а немец из всех пушек как въебачит, и думаешь — все, пиздец! И скорей бы уж, думаешь, пиздец, на хуй такая жизнь всралась!
Людмила Штерн, в ужасе:
— Виктор Платонович, здесь же мама!
— Да маму я вообще ебать хотел!
Мама радостно-удивленно посмотрела на Некрасова и нежно промолвила:
— Да-а...?

[livejournal.com profile] ihtiandrlunohod доставил.
spey: (Default)
1. Дочитать Людмилу Астахову ([livejournal.com profile] irien24), цикл "Знающий не говорит". Сейчас читаю "Другую реку".

2. Ф. Кафка, "Исследования одной собаки", повесть + рассказы.

3. Х. Кортасар, "Гра в класи". Как это ни забавно звучит, но ещё не читал.

4. М. Монтень, "Опыты".

5. В очередной раз Сапковского перечитать? :-)))

А вообще что-то мало читаю в последнее время, надо исправляться. )
spey: (Default)
Вдохновился рецензией [livejournal.com profile] melisyonok, купил, начал читать. Не дочитал даже до половины. Увы, совсем не моё.

Основная идея интересная: есть люди, а есть доноры.
Можно провести параллель с нашим обществом: есть люди, которые ездят на дорогих машинах, живут в трёхэтажных особняках, плавают на океанских лайнерах по Самаре и так далее, а есть доноры, которые работают по 12 часов в смену на ногах за 2000 гривен в месяц. Промежуточные звенья тоже есть, это понятно.

А книжка, пожалуй, хорошая, но, повторюсь, совсем не моя.
spey: (Default)
Жаль, конечно, что я не умею так красиво писать аннотации, как [livejournal.com profile] melisyonok. :-) Напишу как умею.

Три недавно прочитанных книжки. )

Profile

spey: (Default)
spey

November 2016

M T W T F S S
 12345 6
78910111213
14151617181920
21222324 252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 2017-07-27 16:34
Powered by Dreamwidth Studios